Директор Пензенского зоопарка Елена Хассан о чистке вольеров, реабилитационном центре для орангутанов и о том, почему обезьяна стала почетным гражданином города Пенза

Лосят Мая и Миру привезли год назад. Браконьеры убили их мать, в дикой природе детеныши не выжили бы.

Лосят Мая и Миру привезли год назад. Браконьеры убили их мать, в дикой природе детеныши не выжили бы.

Прежде чем снять темное полотенце с корзины-переноски, Елена Хассан, директор Пензенского зоопарка, нежно зовет своего питомца, двухмесячного капуцина: «Дали-Дали-Далюша!» При виде «мамы» обезьянка переворачивается на спинку и с радостным писком выпрыгивает из корзинки. «Далюшка — золотой ребенок, — рассказывает Елена. — Он родился очень слабеньким, самка от него отказалась. Первые недели я кормила его из пипетки каждые три часа. Получалось восемь кормлений, как у грудных детей. Пока он спал, я кипятила бутылочки, стирала пеленки, на мой сон оставалось минут сорок».

Зов природы

Работать в зоопарке Елена мечтала с детства. Дома жили подобранные с улицы животные и подбитые птицы. Когда пришло время поступать в институт, родители подсчитали: на всю страну не больше 15 зоопарков. Если в каждом в среднем работают по 100 специалистов с биологическим образованием, то получается 1500 человек на весь многомиллионный СССР. Вероятность устроиться в зоопарк была очень мала. Последовав совету родителей, Елена поступила в Политехнический институт на факультет программирования.Однажды, уже на третьем курсе, прогуливаясь по центру города, увидела на старом деревянном здании новую табличку: «Администрация Пензенского зоопарка». Вопреки негласному закону открывать зоопарки только в городах-миллионниках, в 1981 году в Пензе, где население на тот момент было не больше 500 000 человек, неожиданно появился зоопарк. Елена тут же устроилась туда подрабатывать, после лекций бежала чистить вольеры. Когда в начале осени у ягуаров родился детеныш и самка отказалась его кормить, кто-то из сотрудников должен был взять детеныша домой. Все отказались, кроме Хассан, — так на восемь месяцев ягуар поселился в ее квартире. Родители отнеслись с пониманием.

После пятого курса Хассан попала по распределению на Астраханский тепловозоремонтный завод. Приехала, осмотрелась, написала программу для нового двухэтажного станка с числовым программным управлением — и уговорила руководство отпустить ее обратно в Пензу (не дорабатывать положенные три года). Через месяц Елена вернулась в зоопарк и снова устроилась рабочей по уходу за животными.

Полоса препятствий

В начале 1990-х зоопарк решили закрыть — слишком большая нагрузка для бюджета. Хассан действовала решительно: поехала в Москву, привезла с собой высокопоставленных директоров (в частности, Ростислава Александровича Шило, директора лучшего в стране Новосибирского зоопарка), убедила, что зоопарк нужен городу. Поездка не сыграла ей на руку, напротив, инициатива вызвала раздражение, и из-за конфликтов с руководством Елене пришлось зоопарк покинуть.

Хассан направила энергию в бизнес: оформила статус ИП (индивидуальный предприниматель), продавала сникерсы, пиццу. В 1994 году в числе первых закупила оборудование для выпечки коржей у компании «Довгань», выпускавшей «Дока-пиццу». «У меня получалось: собственная фирма, несколько пекарен, достаточно средств. Но однажды утром меня ужаснула мысль, что мне не хочется просыпаться. То, чем я занималась, было мне неинтересно», — вспоминает она.

В июле семья мадагаскарских лемуров обзавелась потомством

В июле семья мадагаскарских лемуров обзавелась потомством

Помог случай. На одной из осенних ярмарок-выставок к Елене подошел глава Железнодорожного района Пензы Василий Бочкарев, ставший впоследствии губернатором Пензенской области. Он посмотрел на предлагаемую продукцию, ознакомился с масштабами производства, полистал буклеты. Через несколько дней Бочкарев предложил Хассан возглавить новый строившийся мясокомбинат. В ответ Елена заявила, что будет счастлива, только работая в зоопарке. Тогда ее вызвали к мэру. Хассан принесла диплом, сказала, что хочет работать зоотехником. Но услышала в ответ: «Каким зоотехником?! Если ты действительно хочешь что-то менять, тем более с твоим характером, то только директором».

Так в 36 лет Елена Хассан неожиданно возглавила проблемное, нуждающееся бюджетное учреждение: 100 человек сотрудников, более 2000 подопечных животных и куча долгов. «Я пришла в апреле 1997 года, а первую зарплату мы получили 31 декабря. Как выжили, не представляю. Бюджет города был пустой, нечем кормить детей, не то что животных. Коллектив говорил мне: иди в администрацию, проси помощи, мы же бюджетники, нам обязаны. А я понимала, что возврата к прошлому не будет, денег никто не даст».

Микроэкономика

Зверинец отстояли. Первое, что сделала новый директор, организовала подсобное хозяйство прямо на территории зоопарка. Сажали овощи, выращивали фрукты, консервировали плоды на зиму, выезжали в лес за ветками, грибами и мхом. «Сначала мы зарабатывали себе имидж и убеждали, что нужны. Сейчас, когда мне звонят и спрашивают, можно ли пораздавать на нашей территории листовки, рекламу разместить, я понимаю, что имидж начал работать на нас», — говорит Елена. За баннер, который можно было бы разместить на заборе, предлагают большие деньги, но директор категорически против: «Зоопарк — островок природы, здесь люди должны отдыхать от навязчивой рекламы».

Люди, особенно с детьми, любят зоопарки: в московский летом приходят 2–3 млн человек, в пензенский — 250 000. При стоимости билета 100 рублей зоопарк Пензы зарабатывает около 13 млн рублей в год. Половина из них уходит на корм животным, остальные средства — на зарплату сотрудникам. «Нам бы вкладывать заработанные деньги в текущий ремонт, в приобретение нового оборудования и животных. А я вынуждена тратить средства на доплаты специалистам и рабочим», — рассказывает Елена. Согласно Положению о системе оплаты труда работников муниципальных учреждений культуры, должностной оклад рабочего — 3500 рублей, а специалиста — 3800 рублей. Благодаря Хассан рабочие в зоопарке получают 12 000–15 000, а специалисты — 20 000 рублей.

Зарубежный опыт

В 2008 году, увидев сайт Пензенского зоопарка, американцы пригласили россиянку в Чикаго, в местный зоопарк. Пытались понять, как ей удается придумывать столько мероприятий. Хассан постоянно устраивает какие-то конкурсы, акции, шоу: «Обезьяний банкет» (показательное кормление приматов), праздник близнецов по случаю рождения у тигрицы детенышей, дни рождения животных. «Людям неинтересно смотреть одну и ту же экспозицию, которая не меняется. А если у зоопарка нет возможности приобретать животных (наш город не выделяет на это средств, новые животные появляются только по обмену между зоопарками), то нужны акции, которые привлекают посетителей, — объясняет Елена источник вдохновения и добавляет: — Мне стыдно было признаться американцам, что это у нас не от хорошей жизни. У них, понятно, склады забиты кормами, сыто, хорошо — никаких стимулов для творчества». А когда американцы спросили, какие программы, связанные с охраной живого мира, ведет зоопарк, Хассан быстро сменила тему: в РФ зоопарки не относятся к Минприроды.

Елена и ее воспитанник, двухмесячный капуцин Дали.

Елена и ее воспитанник, двухмесячный капуцин Дали.

За границей все по-другому: Пражский зоопарк, например, участвует в программе сохранения гангских гавиалов — редких крокодилов Индии (во время приливов и отливов много детенышей погибает). В Праге открыли большую, единственную в Европе экспозицию гавиалов, и заработанные средства отправляются в Индию. «Получается мост — животные в клетках помогают животным на воле», — говорит Хассан. Вдохновившись примером, три года назад она поехала волонтером на остров Борнео (в Малайзию), в реабилитационный центр для орангутанов, которые пострадали от деятельности человека. В заповеднике обезьян выхаживают, приучают жить в условиях дикой природы и отправляют на волю. «Мы работали с утра до вечера, — рассказывает Елена. — Я, кстати, была первой россиянкой, кто поехал туда». Из Малайзии она привезла видео и фото, на пензенском ТВ сняли цикл программ про орангутанов. Елена довольна результатом: «Я предложила телезрителям проголосовать за одну из обезьян и виртуально сделать ее «почетным гражданином» нашего города. Следующий год пройдет под знаком этой обезьяны, часть средств мы перечислим в Малайзию, на закладку ветеринарного центра». С командой энтузиастов Хассан снова отправится на Борнео, администрация Пензы поддержала проект.

Беспокойное хозяйство

В Пензенский зоопарк часто попадают животные из дикой природы: тигрята, олени, лоси. Есть совсем анекдотические случаи. Декабрь. Звонок из МЧС: «Мы нашли на помойке питона. Белый, большой, взять боимся — приезжайте». Пришлось Елене приехать: намотала питона как шарф. Пока ехала в зоопарк, почувствовала неладное, странный запах: оказалось, змея была побита и заморожена. Но опыт отогревания живых зверей у директора солидный: когда в 1990-х отключали электричество, Хассан забирала питонов себе в квартиру и грела в кровати под одеялом — в старом административном здании оставлять теплолюбивых животных было невозможно. «Мы тридцать лет ютились в холодном деревянном домике с расписными окнами и туалетом на улице», — вспоминает Хассан.

Еще случай с питоном: как-то раз животное ушло в проваливающиеся полы здания. Искали всем зоопарком. Наверное, попал в канализацию, куда идет слив от хищных животных, решила директор и с фонариком на голове полезла в трубу. «Оказалось, что питон не дурак, — рассказывает Елена. — Он не пополз в холод, а развернулся и залез под ванну. Я была вся в шерсти и грязи, а он смотрел на меня удивленно. Вот так: то я дохлых питонов отогреваю, то живых спасаю. В современных, обустроенных зоопарках звери не убегают, не ломают лапы-ноги. Там все предусмотрено». На самом деле Хассан в зоопарке практически живет. Это беспокойное хозяйство не терпит плохого настроения, не мирится с ленью сотрудников. Когда рождается молодняк, приходится приезжать ночью, кормить каждые два часа. «Как руководитель, я не могу допустить, чтобы зоотехник выкармливал всю ночь медвежонка, а днем убирал в клетках. Вследствие недосыпа он может допустить ошибку, которая будет стоить жизни, — говорит Хассан. — Поэтому все самое трудное я беру на себя».

Рады зайчики и белочки

Скоро пензенский зоопарк заживет по-новому. В рамках подготовки к празднованию 350-летия города ему выделили 150 млн рублей на реконструкцию. Все средства будут направлены на новые вольеры, просторные, соответствующие международным стандартам. «Я считаю, что это заслуга всего города», — говорит Елена. Два года назад она обратилась к пензенцам с просьбой поддержать зоопарк. Полмиллиона собранных подписей стали весомым аргументом для администрации города.

Реконструкцию планируют завершить к концу года. «Это грандиозный проект, но радости я пока не испытываю: слишком большая ответственность», — говорит Хассан. Особое внимание будет уделено посетителям с ограниченными возможностями: в обновленном зоопарке будут пандусы и специальные таблички. Хассан уверена, что в зоопарке можно решать не только проблемы животных: «Пенсионеры могут работать смотрителями и помощниками, как в Америке. А инвалиды-колясочники — прекрасные экскурсоводы. Мы однозначно претворим эту идею в жизнь».

На сайте зоопарка директор открыто публикует документацию, фото- и видеоотчеты. Скоро появится круглосуточная онлайн-трансляция, чтобы «плохим застройщикам неповадно было». При составлении проекта учитывался мировой опыт, больше всего директора впечатлила Чехия: «У них есть городки с населением 35 000 человек, но зоопарки там — национальное достояние! Все, что они делают, — из натурального дерева, камня. Это смотрится очень логично и приятно». В пензенском зоопарке загоны тоже будут огорожены природными материалами, экспозиция будет разбита на сектора по континентам: Северная и Южная Америка, Африка, Австралия, Евразия. На вопрос, откуда возьмут жирафа и зебру, Хассан отвечает: «Ведем переговоры с Танзанией. У нас много коллег по всему миру».

Автор: Халима Мирсияпова

Фото: Евгений Дудин для Forbes 

Источник: Forbes.ru




http://zoovestnik.ru/wp-content/uploads/2012/10/EDUL7172_in.jpghttp://zoovestnik.ru/wp-content/uploads/2012/10/EDUL7172_in-200x200.jpgYuzeneОколозоопарковоеПензенский зоопаркРепортажи
Директор Пензенского зоопарка Елена Хассан о чистке вольеров, реабилитационном центре для орангутанов и о том, почему обезьяна стала почетным гражданином города Пенза Прежде чем снять темное полотенце с корзины-переноски, Елена Хассан, директор Пензенского зоопарка, нежно зовет своего питомца, двухмесячного капуцина: «Дали-Дали-Далюша!» При виде «мамы» обезьянка переворачивается на спинку и...